В категории: Разное

Как переписать Личную Историю по-женски (III)

Опубликовано: Апр 29th, 2010

Метки Поделиться Комментарии (2)

Продолжение беседы с Ириной Михалициной. Начало читайте здесь.

[flashvideo filename=»http://club.matchyourdream.com/files/interview_mihalitsina3.mp3″ width=»400″ height=»20″ /]

— Можешь ли ты сказать, что за четыре года уже полностью адаптировалась? Были ли у тебя шероховатости во взаимоотношениях с канадцами? Я хочу плавно перейти к разности менталитетов. Вопросы, с этим связанные, очень часто задают мои клиентки.

— Первая особенность, которую я заметила, когда только приехала, и канадцы задавали какие-то нехитрые вопросы, и эти вопросы в России я восприняла бы как интерес к моей жизни. Я начинала рассказывать и тут же видела, как у человека становится отвлеченный взгляд, и он тут же меня эмоционально отрубает: «Нет, мне не надо всю твою историю. Просто быстренько скажи, что все ОК».

Эту особенность я сейчас замечаю в людях, которые приезжают из России, Белоруссии, Украины. Мы больше склонны сразу же набрасываться на человека со своими личными историями. Здесь же люди предпочитают держаться несколько на расстоянии. И это объясняется тем, что здесь другое воспитание и очень много разных культур. В Америке, и в Канаде, и, думаю, уже и в большинстве стран Европы очень много приезжих из Африки, Азии, Европы, из бывшего СССР, и все люди очень разные, и все с разными представлениями о том, как правильно себя вести. Что хорошо, что плохо; что красиво, что некрасиво; что принято, что не принято. Поэтому здесь каждый старается держаться очень осторожно, чтобы и на него не навешивали какие-то свои привычки и особенности, сразу набрасывались со своими моделями поведения.

А с другой стороны, люди боятся, что они могут повести себя недостаточно корректно или недостаточно уважительно по отношению к другой культуре. Понятно, что в одной стране принято жать друг другу руки, а в другой – обниматься. А в Японии ни рук не жмут, ни обнимаются, а кланяются друг другу. Поэтому наличие разных культур, собранных в одном месте, и потенциальная опасность задеть друг друга или обидеть, приводят к тому, что люди ведут себя более сдержанно. Это, может быть, даже и правильно и хорошо, потому что наши правила поведения настолько разные, что слишком открыто их демонстрировать не всегда уместно.

Например, когда я приехала, меня очень шокировало что даже в кафе человек может сесть и сложить ноги на другой стул. А потом кто-то придет и на это место сядет. У нас совершенно не принято так себя вести, а здесь – совершенно нормально. В то же время в России принято рассказывать о своих личных переживаниях малознакомому человеку, или на работе, или соседям. А здесь это не очень принято. Я думаю, в этом и есть особенность.

Мы склонны быть очень такими выразительными, что на уме – то на языке. Мы очень легко начинаем грузить своими проблемами, представлениями о том, как все устроено, и считаем, что это представление единственно правильное. И обижаемся, когда это представление не воспринимают. Очень уверены в своей правоте и с готовностью ее высказываем. Здесь люди более сдержанны и более склонны занимать нейтральную позицию в разных вопросах. Я привыкала к этому очень долго. Мне казалось, что люди себе на уме, а потом поняла, что это просто не принято. В близких компаниях люди с удовольствием высказывают свое мнение, но даже если не согласны с тобой, выслушают и кивнут. У нас так не принято. Если мы с чем-то не согласны, то тут же расскажем всем, почему мы не согласны и почему он неправ.

— Как раз сегодня мы говорили о понятии личного пространства. Есть анекдот о «горячих эстонских парнях», и я спрашивала Илону Вистбакка о «горячих финских парнях», насколько они неторопливые, замедленные. Она говорит: «Да нет, они нормальные. Просто у них не принято выражать эмоции открыто. У них есть некий шлагбаум, и ближе, чем на метр, к нему не подходи. Это его личное пространство. Когда ты нарушаешь эти границы, финн или эстонец воспринимает это как вторжение в его личное пространство». Если же ты будешь на таком расстоянии разговаривать с итальянцем, он не поймет, почему ты так далеко, и будет приближаться к тебе с жестикуляцией и фейерверком эмоций. То есть то, что ты сказала о разнице культур, – очень верное замечание.

Кстати, благодаря нашему разовору я сейчас очень многое понимаю в своем окружении. У меня тоже была некоторая настороженность по отношению к канадцам, их формальному, я бы сказала, общению. Они тебе улыбаются, задают вопрос «How are you today», и все. Как только начинаешь отвечать на вопрос – глаза стекленеют. Они закрывают шторочки, отключаются. Смотрят на тебя, улыбаются и совершенно не слушают. Мне это было странно, но теперь я понимаю, откуда у этой проблемы ноги растут.

— Я вообще пришла к выводу, что полезней больше спрашивать, чем говорить самому. Во-первых, это становится интересно. Во-вторых, ты ведешь беседу в том ключе, который тебе интересен. Но, естественно, делать это так чтобы человек не чувствовал, что он является подопытным кроликом и целью твоего изучения. То есть не всегда стоит задавать какие-то очень личные вопросы. Когда человеку задаешь вопросы, он как-то больше раскрывается, и легко установить контакт, будь то по работе, или в компании, или даже на остановке. Я пришла к такому выводу: когда не знаешь, как себя вести, больше спрашивай и меньше рассказывай.

— Я нередко смотрю здесь программы украинского телевидения и русские программы. В нашем регионе, Британской Колумбии, много русских духоборов, которые много лет назад сюда приехали и сохранили русский язык (хотя и очень архаичный). Эмигранты, приехавшие недавно, очень мало контактируют с этими давними выходцами из России. Есть ли в твоих краях какие-то общины или клубы по интересам для новых эмигрантов? Общаешься ли ты с ними, наводишь ли контакты?

— У нас тут очень много выходцев с Украины, которые приехали больше ста лет назад. Эмиграция с Украины проходила в несколько волн: во время революции, первая гражданская война, Великая Отечественная война, хрущевская оттепель. Очень много эмигрантов сюда ехали, и их много именно в провинциях Манитоба и Саскачеван.

В плане русской культуры – ее здесь несколько меньше. Но у нас есть замечательная вещь, которая называется фолкорама. Это совершенно изумительный праздник народного творчества и разных культур. Он происходит в августе на протяжении двух недель. Каждая национальная группа арендует небольшой зал (спортзал школы или небольшой клуб), где можно собрать и рассадить людей и показать им классный концерт. Такое представление обычно длится минут сорок-сорок пять: танцы, музыка, все, что угодно. Все это сопровождается выставкой различных поделок, всякой невообразимой красоты. Отдельно идет дегустация блюд национальной кухни.

Как правило, у нас десятки разных павильонов, русский, украинский, польский, ирландский, перуанский, индийский, китайский – такая красота! И две недели все ходят из павильона в павильон, пожилые мужчины и дамочки в бриллиантах ездят на автобусе (их развозят по всем павильонам), это нечто вроде тура.

Изумительный праздник! Он проходит ежегодно, и здесь все его безумно любят, настолько это интересно, развлекательно, и настолько душевная атмосфера. Обычно выступают непрофессионалы, хотя профессионалов тоже приглашают. Русские приглашают ансамбли из России или Америки. В основном это то, что считается самодеятельностью, но на очень хорошем высоком уровне. Дети всегда выступают. И это настолько душевно и настолько классно! Народ всегда в восторге.

Естественно, у нас есть какие-то вечера на 8 марта, на майские праздники, обязательно на Новый год два-три русских вечера.

— У нас тоже есть подобные мероприятия, но в меньших масштабах, потому что у нас маленький городок. Ты же живешь в Виннипеге – это столица провинции. Размах побольше. Но вот о чем я сейчас хочу спросить. Ты приехала с сыном. Сложно ли ему было влиться в местную систему образования? Безболезненно прошло?

— Прежде всего, я хочу вам сказать, господа, самое лучшее, что вы можете сделать для детей, — это привезти их в Канаду. Глядя на своего ребенка, я понимаю, что таких возможностей я бы не смогла ни за что и никогда обеспечить ему в России. Объясню, почему, только сначала скажу о его планах на будущее.

Прежде всего, он абсолютно свободно и спокойно может выбирать любой университет в Канаде и Северной Америке, в котором он хочет учиться. Почему? Во-первых, потому, что если ему это интересно, если он хочет получить образование в каком-то направлении, у него есть очень большой шанс получить стипендию и обучаться практически бесплатно. Или университет будет частично оплачивать его обучение, потому что ему просто это очень нравится и у него это хорошо получается. Это путь для тех, кто очень хочет учиться.

В крайнем случае, если человек не уверен настолько, что он может претендовать на стипендию, тогда он может взять кредит. При этом если родители не могут оплатить его образование по финансовым причинам, он может сам спокойно взять кредит на свое обучение, выучиться и сам его выплатить. Я знаю двух или трех приятелей моего сына, которые учатся в университете, сами подрабатывают и сами оплачивают свое обучение. Их родители ничего не вкладывают, человек сам берет кредит и сам в состоянии оплатить свою учебу.

Не скажу, что это легко, просто, и можно, как бабочка, парить – нужно трудиться. И работа здесь – это работа, а не валяние дурака, за которое платят деньги. Но уж если платят – так это действительно платят. Поэтому для молодых здесь открыты все возможности. Это первое.

(Окончание следует)

Понравился материал? Поделись с подругами!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Похожие статьи
Оставить комментарий »2 комментария
  • Natalya 8 Май, 2010

    Мари, Ирина, спасибо за вашу беседу и яркий, информационный рассказ о жизни в Канаде.

    В 1995-1999 годах работала в отделе международных связей Одесского госуниверситета. Постоянно общались с иностранцами и тогда удивлялись их особенности отвечать на вопроос: How are you? — I’m fine! I’m OK! — хотя, порой, не все было именно так.

    Должна сказать, что в свои 25-29 лет была совершено наивной девушкой и на вопрос моего коллеги по работе — Наташенька, как дела сегодня? — начинала именно рассказывать как мои дела сегодня….

    Умнейший человек, Юрий Александрович, так утомился выслушивать мои каждодневные рассказы, что придумал для меня мини-тренинг(тогда мы и слова такого не знали). Встречаясь со мной утром на работе, он начал мне говорить: «Здравствуй, Наташенька!!! Как твои дела?! Все ХОРОШО или ПРОСТО ЗАМЕЧАТЕЛЬНО?! Боже мой, как я за тебя рад!»…:)))))

    Как говорится, без комментариев…

    Поначалу я обижалась, потом привыкла, а затем сама на свой вопрос, обращенный к кому-то — как ваши дела? — стала удивляться, зачем мне рассказывают как дела на самом деле?…

    Это просто, как визит вежливости, How are you? вопрос вежливости. Принимается один вариант ответа — I’m OK!

  • Moderator 8 Май, 2010

    Наташа, это отличный урок для женщин, которые пишут длиннейшие письма, на три страницы, когда мужчина всего лишь вежливо спрашивает «Как дела». Обычно женщина удивляется, почему ее корреспондент не ответил: «я ему всю душу наизнанку вывернула, а он не оценил…»

    Да не нужна ему ваша наизнанку вывернутая душа! Он просто понял, что вы становитесь неуместно многословной и грузите его своими проблемами. И контакт немедленно прерывается.

    Поэтому вежливое «I’m OK», I am fine» — вполне достаточный ответ.

Получить граватарОставить комментарий

Имя: « Обязательно

Email: « Обязательно

Вебсайт: « По желанию

Можно использовать метки:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Кружева флирта

Подпишись и сразу получи ПОДАРОК
Мастер-класс "Кружева флирта"

Партнеры
Принимаем WebMoney