В категории: Конкурс, Тренинги

Конкурс! «Женщина-Подарок, или Время Любить»

Опубликовано: Ноя 4th, 2010

Метки Поделиться Комментарии (3)

Сегодня почта принесла любопытное письмо:

«…Моя подруга записалась к вам на тренинг и предложила пойти с ней. Мне оооочень хочется. Только как всегда, не набираю нужную сумму. Со скидкой уже опоздала. Почему бы вам не разыграть конкурс? А за первое место – бесплатно тренинг».

Отличная идея! Правда, времени остается немного, всего две недели. Прошлый майский конкурс «Счастье мое виртуальное» прошел с огромным успехом. Давайте попробуем его повторить.

Итак, устраиваем блиц-конкурс!

Тему и придумывать не нужно: название тренинга говорит само за себя – «Женщина-Подарок. Время Любить».

Нам выпало счастье родиться женщинами. И даже если у нас разные судьбы, всех нас объединяет одно: стремление дарить себя любимым мужчинам.

Наверняка каждая хранит в душе воспоминания о незабываемых моментах своей жизни, когда она ощущала себя самой-самой-самой… Настоящим подарком для любимого.

Предлагаю поделиться этими «чудными мгновениями» своей жизни. Давайте прольем потоки светлых слез над любовными историями…

Может быть, для кого-то откровенный рассказ станет волшебным зернышком, из которого вырастет и расцветет настоящее женское счастье?

Условия конкурса просты, как и полагается в блице:

1. На конкурс принимаются рассказы о любви, женской преданности и радости дарить себя любимому. Поэтому истории о разбитых сердцах и серийных убийцах вашей красивой мечты лучше прибегите для другого случая.

2. Участвовать в конкурсе в качестве авторов могут женщины, готовые поделиться своими воспоминаниями или опытом своих друзей и подруг.

Объем статьи – от пары абзацев до 3 страниц. Приветствуются любые жанры, кроме скучного. Даже мелодраме даем зеленый свет!

3. Статьи на конкурс присылайте на мой адрес mtambell [собака] gmail.com, начиная со дня опубликования условий и до 17 ноября . В вашем распоряжении – почти две недели.

4. Количество историй, присылаемых одним участником, не ограничивается.

5. Все ссылки и другая информация, которую указывает автор, сохраняются при публикации. Возможно небольшое редактирование и правка, не нарушающая целостности материала.

5. Голосование проводится читателями блога. Победитель определяется по количеству отданных за него голосов, полученной оценке и комментариям.

6. Рассказы публикуются с 5 по 17 ноября.

7. Окончательное голосование и подведение итогов – за день до начала тренинга, 17 ноября.
Каждая, без исключения, участница конкурса получит от меня подарок просто в знак благодарности за участие.

Призы:

Первое место – бесплатное участие в тренинге «Женщина-Подарок. Время Любить» (его стоимость 4700 рублей)

Второе место – 70% скидка на участие в тренинге (вы сможете присоединиться к группе всего за 1400 рублей)

Третье место – 50% скидка (участие обойдется вам в 2350 рублей).

Кроме того, победительницы получают право на бесплатное участие в Группе поддержки, которая начнет работать после завершения тренинга (стоимость членства в Группе – 1000 рублей в месяц).

Победительница имеет право на 3 бесплатных месяца в Группе. Конкурсантки, занявшие 2 и 3 места, получают право на бесплатное подключение к Группе соответственно на 2 и 1 месяц.

Если вы еще ничего не слышали о тренинге, то вам сюда.

Отложите на часок свои бесконечные дела, присядьте в кресло, закройте глаза и вспомните…

Пусть в памяти всплывет самый незабываемый момент, который вы пережили, даря себя мужчине. Возможно, вы никому о нем пока не рассказывали. Вам захочется снова его пережить, я уверена. Опишите его! И присылайте на конкурс.

Действуйте прямо сейчас: наградой может стать путевка на 3-недельный женский тренинг, на котором вы поймете, какое это удовольствие и счастье – нравиться окружающим, вызывать восторг мужчин и блистать в обществе.

Вы откроете волшебный ларец с богатствами, и эти сокровища станут частью вашей души. Вы почувствуете Счастье Быть Женщиной – мягкой, очаровательной, лукавой, изящной… Неотразимой!

Завоюйте право узнать все секреты, как стать такой Женщиной.

Победа в конкурсе – самый прямой путь к этой восхитительной цели!

Для тех, кто не чувствует в себе вдохновения, но хочет участвовать в тренинге, напоминаю: осталось всего два дня, чтобы воспользоваться 20%-ной скидкой.

Льготные условия тают с каждым днем. Выигрывают самые решительные!

Понравился материал? Поделись с подругами!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Похожие статьи
Оставить комментарий »3 комментария
  • Наталья Яковлева 14 Ноябрь, 2010

    Никогда не целуйте в глаза
    Я всегда считала, что море – это чудо. Даже те пять лет, что мы прожили на Дальнем Востоке, куда моего отца- военврача отправили служить из Москвы. Для местных оно было как воздух: всей этой красотищи из сине-зелено-бирюзово-черных переливов с праздничными белыми барашками волн и прозрачными солеными брызгами они просто не замечали. А я не могла насмотреться и надышаться. И не представляла, что пролетит несколько лет, и от всех событий, что произошли со мной на берегу этого моря, останутся только воспоминания.
    Нарядная кирпичная девятиэтажка, в которой нашей семье дали квартиру, оказалась на самом берегу набережной. Я плавала каждое утро – до самых холодов, вместе с собаками разных мастей, с шести утра совершавшими веселые заплывы за брошенными в море палками. Их хозяева смотрели на меня слегка ошалело и потирали виски пальцами – здесь принято купаться только в жаркие летние месяцы. К концу сентября я, впрочем, сошла с дистанции — от холода сводило ноги. Но к морю бегать не перестала. Здесь, на набережной, я и встретила мужчину своей мечты, свою судьбу — как тогда думала. Стройный русоволосый парень, по-матросски расставив ноги, прихлебывал минералку и с интересом наблюдал за плывущей к берегу овчаркой с настоящим бревном в зубах. Не знаю, что случилось в мире в этот миг, но мне вдруг перестали интересовать белые барашки волн и прозрачные соленые брызги. Что-то было в «матросике» такое, что не давало отвести от него взгляд.
    — Водички не хотите? – протянул он мне бутылку.
    Я заглянула ему в глаза и остолбенела. Там плескалось море. Уже потом я не раз удивлялась тому, как резко они меняют свой цвет – от безмятежно-бирюзового до тревожно- черного. Мы долго гуляли по берегу, дошли до устроенного на мелководье дельфинария. Поглядывая на нас мудрыми глазами, дельфины с блестящими мокрыми спинами выделывали свои обычные фокусы: выпрыгивали из воды, крутили сальто, играли мячом. Временами они подплывали к бортику и, будто бы одобряя нашу встречу, улыбались то мне, то ему.
    Через несколько дней случилось то, что должно было случиться – мы с Никитой проснулись вместе. И счастливые встречи понеслись, как меняются узоры в цветном калейдоскопе. Я забросила своих университетских подруг, вечеринки, почти не видела родителей. Пропущенные лекции и семинары стали в порядке вещей. Как я умудрилась закончить этот курс, даже «пар» и «неудов» почти не нахватав, для меня самой — большой секрет. Наверное, трудно ставить двойки человеку, светящемуся счастьем… Как-то сдавала зачеты и экзамены, проглядывая учебники в очереди к преподавателям. Дома сумка с учебниками летела под стол, а я – на свиданье с Никитой. Он поджидал где-нибудь в тенистой аллее и при моем приближении широко распахивал руки. Я с разбега вешалась ему на шею, он меня кружил и, поставив на землю, страстно целовал в губы, шею, глаза.
    — В глаза целовать нельзя, — напоминала я ему из суеверия, — это к разлуке.
    — Вот мы с тобой скоро поженимся, — отвечал он, довольный моими опасениями, — и ты перестанешь бояться…
    Иногда мы шли в самое популярное кафе города, где подавали вкуснейшие блины с красной рыбой и такой же икрой. Но чаще — сразу к нему или ко мне, в зависимости от того, у кого не было дома родных.
    Так пролетел год. Никита с нежеланием отпустил меня на месяц в Москву, где я с наслаждением гуляла с друзьями по Арбату, объедаясь взбитыми сливками, разглядывая картины и статуэтки, сталкиваясь нос к носу с любимыми артистами и отбиваясь от столичных «денди». А когда я вернулась, мы встретились всего один раз. Он, как обычно, стоял в тенистой аллее, только я на этот раз подошла с другой стороны. И вдруг увидела его …по-другому. Никита не был похож на лощеных московских мальчиков. Я ведь знала, что помогать ему некому, что работает он днями и ночами, успевая еще заочно учиться, что все его премии уходят матери на лекарство и мне на подарки. Но почему-то неожиданно мне стали неприятны его отглаженные старенькие брюки, великоватая рубашка и вытертые кроссовки. Я тихо подошла сзади, Никита развернулся, чтобы распахнуть руки… И вдруг потух. Его глаза стали скучного блекло–голубого цвета. Он привел меня в какой-то простой деревянный дом, долго договаривался с хозяином на веранде. А потом все было неправильно. На чужой широкой постели он начал торопливо меня целовать и я, отстраняясь, сказала что-то резкое. Наш последний акт любви напоминал соитие опостылевших друг другу супругов. Обиды, непонимание, недоговоренности – откуда все это взялось?
    Через месяц я увидела его в кинотеатре со своей бледной копией – девушка была моего роста и походила внешне. Он демонстративно стал ее целовать, наигранно говорить комплименты, я резко развернулась и вышла. Помню, как успокаивали меня выбежавшие следом подружки, как мы пили отвратительное красное вино и меня долго выворачивало потом за скамейкой… А через неделю с другим была уже я – в те годы я никогда не оставалась одна. Высокий спортивный атлет, от которого млели все знакомые девчонки, заглядывал мне в глаза и был невыносимо скучен. Он завалил меня подарками и увез к другому морю – не такому красивому и совсем не чудесному.
    Через год, когда я собралась за атлета замуж, Никита пришел ко мне и спросил:
    — Как дела? Может, встретимся?
    Никаких объяснений, раскаяния, мольбы о прощении – просто и буднично, и я гордо ответила:
    — Нет, я выхожу замуж!
    Вежливо спросила, как дела, и несколько минут слушала его спокойный ровный голос. В детстве я мечтала стать актрисой, занимала первые места на конкурсах песен-стихов, представляла себя героинями фильмов, в точности копируя манеру игры актрис, и теперь мне это помогло. Внутри бушевал вулкан, но я холодно улыбнулась, прервала его:
    — Ну ладно, пока…
    Я действительно вышла замуж, но уже за следующего атлета, который тоже первое время носил меня на руках. Чувствуя мою холодность, он слишком сильно меня ревновал, даже тогда, когда у нас родился ребенок. Тем более, что глаза у нашего сына были странными – в них будто плескалось море. Окружающие всегда удивляются тому, как резко они меняют свой цвет – от безмятежно-бирюзового до тревожно-черного. Помню, еще во время беременности лучшая подружка спросила, каким я представляю своего ребенка. И я описала его так, что моя всезнающая подружка грустно сказала: «Я не поняла только одного – почему твой ребенок должен быть похож на Никиту – вы же не виделись сто лет». Действительно, не виделись – говорили, что Никита ушел добровольцем на какую-то войну, которых всегда много в России. А какого цвета глаза у моего мужа, я не замечала. Я искренне признавалась ему в любви, но видела собой лицо Никиты. «Я вас не предавала, счастливая взахлеб… Я вас поцеловала в его холодный лоб» Тогда я еще умела писать стихи.
    Прозрение было тяжелым, расставались мы трудно, он никак не хотел уходить, мучил меня, угрожал, и я не понимала, как могла хоть немного его любить. Родителей перевели обратно в Москву, а мы с сыном осели там не сразу – пришлось помотаться по городам и весям, чтобы он оставил нас в покое.
    …Прошло много лет. Конечно, я стала старше, только некогда было смотретсяь в зеркало: мне хотелось, чтобы мой сын ни в чем не нуждался, а для этого приходилось много работать. Сейчас он нуждался только в одном – в отце или старшем друге. Рядом с ним был дед, а других мужчин наш дом не видел – атлет мой устал от погонь, серьезных романов я не заводила. Какой смысл, если я не запоминала мужских лиц?
    Когда я собирала сына первый раз в первый класс, неожиданно раздался звонок в дверь. На пороге стоял мужчина, как всегда, с лицом Никиты. Я потрясла головой, потом на всякий случай ущипнула себя за руку. Никита не исчез. Он, почти не изменившийся, разве что возмужавший и немного усталый, протягивал мне огромный букет.
    — Почему ты меня тогда не простила? Мы были самой счастливой парой на свете, — сказал.
    — Ты ведь не просил прощения и был без цветов, — растерянно ответила я. – Я просто не знала тогда, что надо прощать любимых. Мне и сейчас это очень трудно, почти невозможно.
    — Ничего невозможного нет, — прошептал он, обнимая меня и, как прежде, беспорядочно целуя в губы, нос, шею, лицо. — Никогда больше не буду целовать тебя в глаза, никогда, — пообещал он, крепко прижимая меня к себе.
    — В школу пойдем всей компанией? – весело спросил наблюдавший душещипательную сцену сын. Наряженный по такому случаю в дорогущий костюм, он стоял, по-матросски расставив ноги.
    — Мы подружимся, — невпопад ответил ему Никита, и они посмотрели друг на друга совершенно одинаковыми пронзительно-бирюзовыми глазами.
    Наталья Яковлева

  • Наталья Яковлева 14 Ноябрь, 2010

    Письмо подруге

    Любишь ли ты мужчин, дорогая? Нет, любишь ли ты мужчин так, как люблю их я: страстно и пламенно, зная при этом – ведь не за что…
    Умом я понимаю, что любить стоит только женщин. Потому что именно они приносят в мир гармонию, а в дом — сумки с продуктами. Они строят – если не города, то тех мужчин, которые рисуют чертежи и кладут камни. Они руководят крупными корпорациями, вполне довольствуясь скромными званиями президентов фирм или, в крайнем случае, их жен. Они доят коров и богатеньких «папиков», пасут скот и неверных мужей, пилят лес и супругов, водят космолеты к далеким планетам и любовников за нос. В конце концов, именно они воспитывают новое поколение. Мальчиков – тех самых, из которых потом вырастают мужчины. Те самые, которых девочки, став старше, любят страстно и пламенно, зная при этом – ведь не за что…
    Умом я все понимаю, дорогая. Но много ли ты знаешь женщин в России, которые живут так, как велит разум, а не сердце? Да, пользы от сильного пола в хозяйстве – как от революции: все наперекосяк. Но удовольствия – море. Жаль, что оно случается редко – 8 марта.
    В этот день ты просыпаешься, как обычно — ни свет, ни заря. Ведь ты давно привыкла к тому, что наша жизнь – сплошные будни. А дел куча: подчиненным – взбучку, начальнику – отчет, детям – кашу, мужу – носки… И вдруг с удивлением обнаруживаешь под подушкой колечко, а в своих руках – нечто вялое, блеклое и невзрачное, до боли знакомое и почти такое же забытое. Боже мой, да это же гвоздика! Ах, неужели ты вчера опять, усталая, рухнула в постель, успев лишь сообщить, что страшно болит голова, и не заметила этих суровых признаков соперницы-разлучницы! Но нет! Супруг уже на кухне, и вид у него не виноватый, а абсолютно ангельский, если ангел может быть слегка закопченным. О небеса! Он не опохмеляется после вчерашнего, а жарит яичницу! Вот ужас-то — он при полном параде. В ЗАГС собрался, что ли? Разводиться? Уф-ф, он в галстуке, слава Богу, — значит, всего лишь на похороны.
    Озадаченная, ты смотришь в зеркало и привычно радуешься, что не надо тратить время на бритье. И вдруг осознаешь всеми фибрами души — тебе не надо бриться вовсе не потому, что, оказывается, сегодня выходной. А потому, что ты женщина! Когда ты последний раз вспоминала об этом в суматохе дел и круговерти проблем? Более того, ты, как выясняется, единственная и любимая. И это все тебе – и сгоревшая яичница, и жухлый цветочек, и колечко с крошечным стразом, которое дороже, чем целое небо в алмазах! Возможно, сегодня он рискнет и пару метров проволочет тебя на руках, не ворча, что ноги у самой пока на месте. И ничего, что за время замужества твоя талия стала шире на десять сантиметров, а руки – на столько же длиннее от вечных сумок. Ты – женщина!
    Сегодня, наконец, ты поймешь, почему давно не мечтаешь о принце – он у тебя уже есть. Ну, слегка лысоват, чуть помят и малость оплыл от пива, но свой, такой родной и надежный. Впрочем, насчет надежности ты, конечно, придумала. Надо же иногда не только ему льстить, но и себя обманывать. Тем более, что сегодня-то его заначка пошла на благое дело. Сегодня он вспомнит, что женат, и наконец догадается, откуда взялись дети, бегающие по квартире с воплями: «Дай денег, папа!». Сегодня он не упрекнет тебя в том, что ты не знаешь, чем «прайм-тайм» отличается от «плей-оффа». А ты, управившись с варкой-паркой-стиркой, сможешь от души посплетничать с подружками, обсуждая его недостатки. Впрочем, это как всегда. Не надейся — он и сегодня тебя не услышит. Он устал, бегая по магазинам в поисках подарка. Он выбился из сил, объяснившись тебе в любви, угробив десяток яиц и поинтересовавшись, в каком классе учится ваша дочь. Сегодня он сделал для тебя все, что мог. Теперь твоя очередь – до следующего 8 марта.
    А он, измученный заботой о семье, ляжет на диван и станет смотреть футбол. Или хоккей? Ну в общем, очередную нелепицу, где куча мужиков зачем-то отбирают друг у друга маленькую круглую штучку. Святое мужское дело. Радуйся еще, что он не рыдает над судьбой Хуана Карлоса и не наслаждается пением Бори Моисеева. Если он сегодня встанет с дивана, то лишь для того, чтобы позвонить друзьям и пожаловаться на Клару Цеткин. Мужская логика непостижима, хотя он всегда упрекает тебя в обратном. Умница Клара придумала единственный день в году, когда мужчина может раскрыться в полной мере, дав женщине ее право – быть любимой. Вероятно, в мужских мозгах 8 марта напрочь скрепилось с революцией, потому он и дарит тебе гвоздики, не замечая, что улицы пестрят тюльпанами, подснежниками, ирисами, розами…Мимозами, в конце концов!
    Впрочем, все к лучшему. А то бы поверил статьям про «язык лепестков», которые ты ему регулярно подсовываешь, и решил, что «цветы скажут все». Колечко тебе скажет больше – и про заначку, и про призрак соперницы… Пускай он пьет свое пиво, а ты присядь рядышком. Назови его «моим гладиатором» и, поглаживая по тем местам, где еще угадываются мышцы, расскажи про древних римлян, отмечавших праздник свободно рождённых женщин. Между прочим, даже рабыни в этот день получали подарки. Сравни любимого с древним германцем, лохматым и свирепым, одетым в звериную шкуру… Тем более, что нечто общее и в самом деле есть. Особенно, когда ты ненароком загораживаешь телевизор… Только древний германец не выбирал себе один «мужской» день в году, а честно поклонялся слабому полу круглый год. Эти дикие люди верили, что в женщинах есть нечто священное, поэтому советовались с ними как с оракулами и поклонялись им, как живым богиням.
    Конечно, после твоих рассказов он не вскочит, чтобы нестись добывать мамонта или денег до получки. Скорее всего, даже не бросит пиво и не предпримет бесплодную попытку отжаться. Разве что бриться на ночь не будет – раз ты так любишь древних и лохматых. Но, может быть, вечером, обзванивая друзей и хвастаясь аттракционом собственной неслыханной щедрости, продемонстрированным сегодня, скажет: «Клара Цеткин, конечно, зараза… Но, мужики, любите женщин! А то они еще что-нибудь придумают на наши головы!»

  • Наталья Яковлева 14 Ноябрь, 2010

    Ее величество Любимая
    (Монолог мужчины)
    Она говорит, что я эгоист. Я молчу в ответ. Вероятность победить Ее в споре — примерно такая же, как выиграть в покер у сломанного автомата по продаже кока-колы. Уже пробовал. Однажды сказал: «Эгоист – это человек, который больше всех любит себя. А надо кого?»
    Она заплакала. Я утешал Ее всю ночь. Она переставала рыдать только после очередного страстного признания в любви. Устойчивая ремиссия длилась не больше десяти минут. Я начинал дремать, но у Нее наступала амнезия — требовалось напоминание. Странно: последнее признание начисто вылетало у Нее из головы, а вот то, что я люблю себя больше всех, отпечаталось в мозгу прочно.
    Утром я опоздал, и сидя в кабинете шефа, поймал себя на бредовой мысли, что мечтаю о бюсте. Не в смысле – посмотреть, хотя где-то читал, что среднестатистический мужчина может на четыре–пять лет продлить себе жизнь, любуясь женской грудью. Вранье! Я имею это удовольствие ежедневно, поскольку тоже начальник. Правда, не такой большой, как шеф, потому в моем подчинении только девушки. Как в джазе. Моя жизнь от этой «музыки» неуклонно стремится к сокращению. Я не в состоянии сделать выговор ни одной из своих дам, никогда не успевающих на работу во время. Угрожающе выпятив грудь, они жалостливо повествуют о проблемах: то стрелка на колготках поползла — пришлось заезжать в магазин, то глаз размазался — пришлось заезжать в косметический салон. Как хорошо женщинам, и как плохо мне!
    В то бесславное утро я мечтал о собственном бюсте. Не в смысле – отрастить. Так далеко, слава Богу, расстройство психики не зашло. Бюстом я хотел стать! Желательно изготовить меня из сверхпрочного материала, который не реагирует на женские стоны и слезы, способные размочить даже камень. Жаль, такой металл еще не изобрели. Вряд ли это вообще возможно. А был бы я памятником — девушки носили бы мне цветы, целовали в блестящий чугунный лоб и пели осанну… И я понял – Она права. Я действительно эгоист. Я хочу, чтоб мне было хорошо.
    Я эгоист, потому что мне быстро надоело питаться листочками салата на ужин и любовью на завтрак. Уже через неделю нашей совместной жизни я исхудал так, что «джаз», дружно вздыхая, отдал мне свой обед – букеты из таких же листьев. Как им удается выживать, не выглядя при этом жертвами геноцида, не представляю. Вечером Она попыталась поджарить мне мясо, но в эту минуту позвонила подруга. Минута в Ее пересчете – не точная мера времени, а неопределенный период, растягивающийся часа на три. Я героически сжевал остатки, пахнущие, как поле битвы, и напоминающие по вкусу то ли портянку, то ли подошву. Потом поцеловал Ее на всякий случай и поехал знакомиться с гастроэнтерологом. Позже пришлось подружиться еще и со стоматологом.
    Когда мне удается вклинить фразу в поток Ее сознания, выясняется, что я не даю сказать Ей ни слова. Наслушавшись за день щебетанья «джаза», я мог бы довольствоваться по вечерам лишь звуками Ее голоса. Но Ей этого мало. На кухне у нас гремит радио «Европа», в спальне резвится «Премьер-министр», а в зале вечно надрывается телевизор слезами очередной богатой жительницы страны Бразилии. Говорят, там в лесах много диких обезьян. Почему бы их не показать, наконец? Они говорить еще не научились, надеюсь? Но стоит мне попытаться для разнообразия переключиться на спортивный канал, как оказывается, что у Нее страшно болит голова. Причем, почему-то только от некоторых слов – вроде «гол» и «шайба», «вратарь» и «судья». Чтобы не мешать Ей смотреть и слушать, я беру в руки газету, и тотчас же доносится: «Милый, ты совсем меня не замечаешь».
    Когда Она сказала: «Дорогой, мне ничего не надо на годовщину нашей встречи, кроме счастья побыть вдвоем», я повел Ее в ресторан, подарив букет роз. Она обиделась до глубины души. Оказывается, ей не надо звезды с неба. А вот пара бриллиантов в такой день совсем не помешает. Как, впрочем, и в любой другой. Тем более, что будней в Ее календаре не бывает. Теперь-то я твердо знаю, когда у Нее день рождения – ну плюс-минус неделя. Но никак не могу запомнить, когда Она впервые назвала меня «пупсиком», и уж тем более, когда именины у Ее любимой болонки. Хотя это мероприятие превратилось для меня поистине в «черный» день календаря! Я вынужден был поцеловать гадкую розовую тварь в нос, чуть не оставшись без
    собственного!
    У Нее столь трепетное отношение к праздникам, что мне совершенно непонятно, зачем нужно было уходить со званого ужина моей мамы только потому, что где-то в другом углу зала обнаружилась дама, одетая в такое же платье, как Она. Тем более, что его на теле совершенно не видно — это ведь не одежда, а так, легкое напоминание о ней. Между прочим, в поисках этой тряпочки, запросто укладывающейся в наперсток, мы неделю осаждали все салоны города.
    — О чем ты думаешь, милый? – спросит Она вечером. И я опять промолчу. О чем я могу думать, когда Она меня обнимает? Я думаю об этом всегда, но не могу Ей в этом признаться. Потому что Она скажет, что мне от Нее нужно только одно. Придется всю ночь доказывать обратное, рассуждая об искусстве эпохи Возрождения. Все же лучше, чем говорить о наших отношениях, хотя Ей это почему-то нравится гораздо больше.
    Я не скажу Ей, о чем мечтаю. Просто выйду на улицу и заведу свой Range Rover. Машина — зверь. Я люблю свой внедорожник почти так же, как себя. Или как Ее?
    Я пронесусь по улицам ночного города, вдохнув в себя весенний воздух. И, ошалев от мартовского дурмана, вернусь к Ней. А куда же я денусь? Женщин много, а Она – одна. Я же эгоист. Я хочу, чтоб мне было хорошо. Я вернусь и, наконец, скажу Ей то, чего Она так долго ждет:
    — Любимая, давай поженимся. Ведь мы так хорошо понимаем друг друга.
    Наталья Яковлева

Получить граватарОставить комментарий

Имя: « Обязательно

Email: « Обязательно

Вебсайт: « По желанию

Можно использовать метки:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Кружева флирта

Подпишись и сразу получи ПОДАРОК
Мастер-класс "Кружева флирта"

Партнеры
Принимаем WebMoney